Работницу незаконно уволили из-за реорганизации. ВС защитил

Работницу незаконно уволили из-за реорганизации. ВС защитил

При реорганизации компании по закону увольнять сотрудников нельзя. Но не все соблюдают это правило. В споре, который дошел до ВС, штат организации сократили после присоединения. При этом сотрудникам лишь направили уведомление о предстоящем увольнении. В судах некоторым удалось вернуть должность и полагающиеся выплаты, но не всем. Менеджер одного из офисов не успела вовремя подать иск, и в ее пользу взыскали лишь компенсацию морального вреда. Пришлось дойти до ВС.

Обстоятельства спора

В 2012 году женщина устроилась ведущим экономистом в «Глобэксбанк». В 2018-м компанию присоединили к «Связь-банку». С сотрудницей заключили допсоглашение к трудовому договору о том, что «Связь-банк» стал ее новым работодателем. В феврале 2019-го «Связь-банк» объявил, что планирует присоединиться к своему единственному акционеру «Промсвязьбанку» — об этом уведомили клиентов и разместили информацию на сайте компании. А вот работникам об этом дополнительно не сообщили, рассказывает «ПРАВО.ru».

Несмотря на предстоящую реорганизацию, в июне 2019-го сотрудницу перевели на должность руководителя направления по сопровождению операций. Так она стала работать в операционном офисе «Тольяттинский» уфимского филиала организации. А через полгода, в феврале 2020-го, «Связь-банк» решил урезать штат. Под сокращение попала и она. В апреле ее уволили по п. 2 ст. 81 ТК, а в мае завершили реорганизацию банка.

Позиция работницы

Лишь в апреле 2021-го женщина подала на «Промсвязьбанк» в суд, хотя по ст. 392 ТК это можно сделать в течение месяца со дня вручения приказа об увольнении или трудовой книжки. А истец обратилась в суд лишь спустя год после увольнения. По ее словам, она узнала, что банк начал реализовывать план интеграции, лишь в марте 2021 года, когда в Самарском областном суде рассматривали аналогичный спор с другим сотрудником по делу № 33-901/2021. Определение по тому спору вынесли в марте 2021-го.

По мнению истца, ее уволили незаконно. Реорганизацию начали до того, как решили сократить штат, а смена собственника — это не основание расторгать трудовой договор. Истец полагает, что, если бы в компании не было вакансий, урезать штат банку следовало после реорганизации. Она просила суд восстановить ее на работе и взыскать с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула по день восстановления на работе и 100 000 руб. компенсации морального вреда.

Позиция работодателя

Банк возражал, что оснований восстанавливать истцу пропущенный срок нет. Ответчик отметил, что она прошла не одну реорганизацию еще со времен «Глобэксбанка». Если бы истец считала, что ее уволили незаконно, то вовремя обратилась бы и в трудовую инспекцию, и в прокуратуру, и в суд. Основанием для увольнения стало сокращение должности — такой позиции в компании сейчас в принципе нет. В свою очередь, сокращение вызвано не реорганизацией, а убытками банка.

Решения нижестоящих судов

Автозаводский районный суд Тольятти удовлетворил единственное требование — обязал банк выплатить женщине 5000 руб. компенсации морального вреда. Суд сослался на ст. 208 ГК, по которой исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, которые предусмотрели в законе. Поскольку работодатель нарушил трудовые права, суд взыскал с него компенсацию (дело № 2-5045/2021). 

Первая инстанция пришла к выводу, что истца уволили незаконно, так как компания нарушила гарантию сохранения трудовых отношений. А вот довод женщины о восстановлении пропущенного срока со ссылкой на аналогичное дело суд отклонил, потому что каждый трудовой спор индивидуальный. Истец по более раннему делу и женщина были в равных условиях. Только вот первый вовремя обратился в суд, чтобы защитить свои права, не дожидаясь результатов по другим спорам. Женщина же этого не сделала. 

Апелляция и кассация согласились с первой инстанцией.

Позиция ВС РФ

Женщина обжаловала выводы судов в ВС. На защиту ее прав встал и заместитель генпрокурора Игорь Ткачев. Податели жалобы и представления обратили внимание, что реорганизация — это не основание расторгать трудовые отношения с работником.

Помимо этого, заявители сослались на Постановление Пленума ВС от 25.05.2018 № 15, где отметили: когда суд оценивает обстоятельство, чтобы восстановить срок, он должен проверять и учитывать всю совокупность обстоятельств в конкретном деле, которые не позволили своевременно обратиться в суд.

Эти обстоятельства и их оценку необходимо отразить в решении. Суды же не учли это. А еще они не приняли во внимание злоупотребление правом со стороны работодателя. По мнению заявителей, банк целенаправленно скрыл от сотрудников истинные причины сокращения штата, чтобы не переводить своих работников в «Промсвязьбанк» после реорганизации.

Кроме того, уволенная — слабая сторона этих правоотношений. Она не знала и не могла знать о нарушении своих трудовых прав, так как работодатель не сообщил ей о реорганизации. Заместитель генпрокурора обратил внимание, что суды не учли семейное и материальное положение женщины: она одна воспитывала ребенка и на протяжении одиннадцати месяцев у нее не было постоянного заработка. Более того, конфликт был в 2020 году, когда в стране действовали коронавирусные ограничения. Из-за этого ограничивали доступ в суд.

Дело о незаконном увольнении банковского сотрудника рассмотрела коллегия по гражданским делам ВС. Истец и ее представитель не пришли на заседание. Прокурор генпрокуратуры Татьяна Власова просила отменить акты и направить дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Затем слово дали представителю «Промсвязьбанка», делится подробностями «ПРАВО.ru». Она отметила, что ссылка истца на аналогичный спор с другим сотрудником — это не уважительная причина пропуска срока. По нему суд вынес определение в марте 2021 года. При этом другие суды и ранее рассматривали споры бывших сотрудников банка, но на них истец не ссылалась. Например, одно из таких дел рассматривали осенью 2020-го в Еврейской автономной области. Еще представитель сказала, что женщина знала о реорганизации, когда получала трудовую книжку. Интеграционные процессы по присоединению в банке начались намного раньше, чем приняли решение о реорганизации, подчеркнула представитель.

«А какие есть доказательства, что сотрудники банка знали о реорганизации? Не рассуждения, а именно доказательства?» — спросила председательствующая судья.

«Мы считаем, что это общеизвестная информация. Об этом сообщалось на сайте Банка России», — ответила представитель банка.

Судья: «То есть вы считаете, что каждый банковский работник обязан заходить на сайт ЦБ и разыскивать там информацию о банке, в котором он работает? Что значит общеизвестная информация?»

«Информация была публично размещена на сайте Банка России. Ее неоднократно отражали в различных СМИ, — пояснила представитель банка.

В ответ на это судья отметила, что ст. 75 ТК гарантирует работнику право на сохранение рабочего места при реорганизации.

Затем другая судья обратила внимание: когда «Глобэксбанк» присоединялся к «Связь-банку», работников предупреждали письменно о сокращении штата и предстоящей реорганизации. «То есть все-таки там работодатель соблюдал трудовые гарантии», — заметила она.

После этого председательствующая судья вернулась к доводу ответчика о том, что ранее суды уже рассматривали дела бывших сотрудников банка: «Вы полагаете, что сотрудники из Тольятти должны отслеживать судебную практику Еврейской автономной области? Какой-то странный статус имеет работник: он должен и информацию собирать, и судебную практику отслеживать. Почему вы не поставили работника в известность, а вместо этого вручили извещение о сокращении штата?».

«Потому что реорганизация — это прерогатива работодателя. У него нет обязанности извещать работника. Реорганизация как юридический факт имеет начало и конец, — ответила представитель банка.

Судья задала вопрос, почему не решили вопрос о сохранении трудовых отношений, если к моменту увольнения работника уже было решение о реорганизации. На это представитель банка ответила, что решение о сокращении штата приняли раньше, чем о реорганизации, которую завершили в мае. Но судья обратила внимание, что передаточный акт подписали еще в марте. Затем она спросила, как суд рассмотрел ходатайство женщины о восстановлении срока. 

Судья отметила, что в деле нет аудиопротокола, а из письменного протокола следует, что суд не обсуждал этот вопрос. Предварительное заседание не назначали, хотя заявление о восстановлении срока подавали одновременно с иском. Суд сразу начал рассматривать дело по существу: огласил исковое заявление, а заявление о восстановлении срока не оглашал и фактически его не рассматривал. «Суд признал увольнение незаконным и отказал только из-за пропуска сроков, фактически не рассматривая заявление об их восстановлении», — подытожила судья.

Председательствующая судья обратила внимание на отсылку суда к ст. 208 ГК об исковой давности. «Какая здесь исковая давность, если это трудовой спор. Здесь срок на обращение в суд… Это, конечно, процессуальный шедевр», — заключила она.

В итоге ВС отменил акты и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию (дело № 46-КГПР22-34-К6).


Читать оригинал

Автор: Proff