«Импровизацию» бухгалтера оценил Верховный суд РФ

«Импровизацию» бухгалтера оценил Верховный суд РФ

Когда в одном кредитно-потребительском кооперативе закончились деньги  и началась паника, пайщикам предложили перенести свои сбережения в другой кооператив. Но программа учета не была рассчитана на такие операции  — она  была рассчитана только на наличные деньги или на расчетный счет. Бухгалтер посоветовала сделать так,  что должники, которые не платили по вкладам много лет, якобы принесли деньги, а пайщики их получили. На том и порешили.  Разбираться с последствиями такого «креатива» пришлось Верховному суду.

Тем, кто оформлял перевод долга, пришлось импровизировать: в учетных документах они указали, что многолетние должники в один день сдали в кассу свои деньги, а пайщики их получили на руки. И когда эти документы попали в руки конкурсного управляющего обанкротившегося кооператива, они помогли ему оспорить сделки как совершенные с предпочтением. Верховный суд отменил решения по спору.

Обстоятельства спора

Кредитный потребительский кооператив «Народная касса» создали в 2006 году. Одни приносили туда свои деньги — паи, а другие могли взять из них кредит. Но в 2019 году финансовое положение кооператива пошатнулось, и началась паника. Пайщикам предложили перевести сбережения в другой КПК — «Народный». Несколько десятков человек согласились.

Сделку оформили в конце 2019 года. Но к тому моменту в суде уже было заявление от других пайщиков, которые потребовали признать потребительский кооператив банкротом (дело № А40-289887/2019). Наблюдение в организации ввели в конце января 2020-го, рассказывает «ПРАВО.ru».

После признания «Народной кассы» несостоятельной конкурсный управляющий принялся оспаривать заключенные банкротом сделки. Среди них оказалось и соглашение о переводе долга в другой кооператив. Управляющий обратился в суд и указал, что пайщики должны вернуть деньги «Народной кассе», чтобы потом их можно было распределить поровну между всеми кредиторами. Он настаивал, что сделка совершена с предпочтением.

Решения нижестоящих судов

Суды трех инстанций с этим согласились. Основным доказательством по делу стали расходные кассовые ордера, по информации из которых пайщики, согласившиеся на перевод долга, на самом деле получили деньги наличными. Подлинность этих ордеров пайщики не оспорили, на документах стоит их подпись, поэтому доказательство признали допустимым, а сделку недействительной. Вкладчиков обязали вернуть деньги в конкурсную массу.

В Верховном суде

В Верховный суд с жалобами обратились пайщицы, которые на двоих держали в кооперативе больше 4 млн руб. Заявительницы настаивают, что никаких денег они не получали: операции в кассовых ордерах были проведены фиктивно, а никакого реального движения средств не было. Ведь денег просто не было в кассе, указали они.

На заседании экономколлегии представитель заявительниц указал: конкурсный управляющий так и не представил доказательств, опровергающих довод об отсутствии в кассе денежных средств на день оформления ордеров, делится подробностями «ПРАВО.ru».

Фактически операции являются «технической ошибкой», что подтверждает и кассовая книга, в которой отмечены все приходные записи. Бухгалтерия произвела перевод долга пайщиков в «Народный» путем оформления фиктивных записей в кассовой книге, подчеркнул юрист.

Руководитель структурного подразделения «Народной кассы» в Ханты-Мансийске, которая подписывала договор о переводе долга, подтвердила: пайщики действительно не получали денег. «Когда они согласились на перевод долга, мы не знали, как это провести в программе, которая была рассчитана только на наличные деньги или на расчетный счет. Бухгалтер посоветовала сделать так, что должники, которые не платили по вкладам много лет, якобы принесли деньги, а пайщики их получили», — рассказала она.

«Конкурсный управляющий увидел расходные операции, но не соотнес это с тем, что все приходные операции фактически один в один отражают актуальную задолженность перед пайщиками», — продолжил представитель заявительниц.

«Вы сказали, что конкурсный управляющий не доказал, что были деньги. Вам не кажется, что при наличии расходного кассового ордера вы должны это доказывать?» — спросила ведшая процесс судья.

«У нашей стороны были расходные кассовые ордера, когда прошел процесс оспаривания, мы попросили предоставить кассовую книгу за весь период. Там как раз видно, что приходные операции совершены за счет дебиторской задолженности. Эти сведения до сих пор актуальны», — ответил защитник пайщиц.

«Кассовая книга содержит фальсифицированные сведения и о доходе, и о расходе? — уточнила председательствующая судья.

« Да, они не знали, как провести операцию. Бухгалтерия внесла технические записи, которые не подтверждаются наличием денежных средств в спорный период», — подчеркнул представитель.

По его словам, споры его подзащитных «откололись» от аналогичных разбирательств других пайщиков, поэтому некоторые доказательства по делу так и не были рассмотрены в трех инстанциях — их удалось приобщить только в апелляции.

Третья пайщица, которая попала в такую же ситуацию, тоже присоединилась к договору перевода долга. Она участвует в другом обособленном споре по тому же договору перевода долга. «Я подтверждаю, что все участники договора перевода долга не получали денежные средства», — заявила она. Конкурсный управляющий действовал недобросовестно, уверена она, и шантажировал оспариванием сделки, если ему «не вернут должников». В то же время он не стал оспаривать выдачу денег тем, кто действительно снимал небольшие суммы.

«Управляющий направил нам заявление, к которому не было приложено ни одного расходного ордера. Он не предоставил ни одной копии, мы не могли понять, почему с нас взыскивают деньги», — рассказала пайщица.

Еще один пайщик подтвердил: они дали свое согласие лишь на перевод долга. «Денег никаких мы не получали. В день, когда якобы выдавали наличные, я вообще отсутствовал в России», — продолжил он. При этом о назвал управляющего «очень нехорошим человеком». Он подчеркнул: ситуация, при которой долго не платившие должники в один день принесли несколько миллионов рублей в кассу и их сразу получили пайщики, невозможна.

А вот самого конкурсного управляющего в суде не было – за него выступила представитель. Она настаивала, что по крайней мере одна из пайщиц все-таки получала деньги на руки, и об этом свидетельствуют кассовые ордера. При этом в законодательстве не предусмотрена отмена расходных и приходных кассовых ордеров, напомнила она.

А экономколлегия, выслушав стороны, отменила все решения по делу и направила спор на пересмотр. Мотивировочную часть опубликуют позже.


Читать оригинал

Автор: Ekaterina