«Кролик в лизинге»

«Кролик в лизинге»

«Кролики, товарищи,  это не только ценный мех, но и 3–4 килограмма легкоусвояемого мяса». Которое, если честно, не всем  нравится, да и не всем полезно (- ред). Лизинг, господа — не только хороший инструмент для компании, которая хочет выгодно обновить оборудование или автомобили, но и… море разливанное конфликтных ситуаций. И, соответственно, судебных споров.

Из-за сложности самой конструкции лизинговых договоров нередко между лизингодателями и получателями случаются конфликты, и многие из них доходят до Верховного суда, которому приходится давать свои объяснения по разрешению таких споров. Из этих решений формируется судебная практика, которую проанализировали э ксперты «ПРАВО.ru».

Свобода договора

В деле № А40-83984/2021 лизингополучатель пытался взыскать с лизингодателя 695 000 руб. неосновательного обогащения. По договору «ДиректЛизинг» передал «Вест Губернии» автобус в лизинг на четыре года. Но через несколько месяцев в одностороннем порядке расторгнул соглашение, ссылаясь на нарушение сроков оплаты. Задолженность «Вест Губернии» составила более 600 000 руб. Но, когда компания возвращала автобус, стороны подписали акт, что не имеют финансовых претензий друг к другу.

Позже «Вест Губерния» решила вернуть те деньги, которые успела заплатить «ДиректЛизингу», пока договор еще действовал. «Вест Губерния» определила сальдо встречных обязательств и посчитала, что «ДиректЛизинг» получил 509 000 руб. неосновательного обогащения. Право требования к «ДиректЛизингу» компания по договору цессии уступила ИП Азамату Самсонову*, который подал иск в суд. Он попросил выплатить не только неосновательное обогащение, но и проценты за неисполнение денежного обязательства по ст. 395 ГК.

Но нижестоящие инстанции отказали в таком иске, потому что стороны признали отсутствие финансовых претензий по взаиморасчетам. Верховный суд признал такие формулировки недействительными. Ведь буквальное содержание формулировки «Финансовых претензий по взаиморасчетам нет» свидетельствует лишь об отсутствии разногласий при изъятии предмета лизинга, но не позволяет утверждать об определении прав и обязанностей сторон при последующем распоряжении изъятым имуществом.

Несмотря на буквальное толкование условий договора лизинга, акта возврата предмета лизинга, судам необходимо установить баланс интересов сторон и выяснить, не допускает ли какая-либо из сторон злоупотребления правом, приводя в существенно невыгодное положение другую сторону.

Налоги и лизинг

Общество «ГРиФ Логистик» приобрело у «РБ Лизинг» несколько тягачей. Общая сумма лизинговых платежей по договору составила почти 46 млн руб. Стороны предусмотрели, что купленные транспортные средства должны быть застрахованы по каско, что и было сделано. Выгодоприобретателем по договору страхования сделали «РБ Лизинг». Компании договорились: если полученное страховое возмещение за вычетом налога на прибыль превышает сумму закрытия договора лизинга, то «РБ Лизинг» перечислит контрагенту разницу.

Спустя время один из тягачей был уничтожен, а страховая компания заплатила лизингодателю 4,743 млн руб. Из этих денег «РБ Лизинг» удержала налог на прибыль и выплатила контрагенту 1,057 млн руб. В «ГРиФ Логистик» с расчетом не согласились: там решили, что им должны еще 948 737 руб., потому что лизингодатель необоснованно включил в сумму налог на прибыль организаций. Компания подала иск (дело № А40-155376/2020).

Три инстанции отказали в заявленных требованиях, но ВС велел пересмотреть решения. Экономколлегия напомнила, что налоговые издержки лизингодателя по общему правилу учитываются в составе лизинговых платежей. Поэтому при прекращении договора нельзя возложить на получателя обязанности по их отдельному возмещению. Иначе лизингополучатель возмещал бы отсутствующие убытки своего контрагента, или попросту оплачивал издержки дважды.

Это определение важно для лизинговых компаний. Еще на этапе заключения договоров лизинга им следует продумывать механизмы компенсации возможных дополнительных издержек.

Стоимость имущества

ВС последовательно придерживается позиции, что стоимость изъятого и впоследствии реализуемого имущества должна определяться по рыночной цене. Это необходимо, чтобы не ущемлять интересы какой-либо из сторон. Достигается такой подход, в первую очередь, за счет проведения торгов.

Определение по делу № А40-17770/2021 развивает эту позицию. «Ресо-Лизинг» и «БелИнертСоюз» в 2019 году заключили два договора лизинга. По мартовской сделке первый приобрел и передал второму грузовой тягач MAN, а в мае — легковое авто Skoda. В 2020-м «БелИнертСоюз» перестал платить по договорам. Тогда в марте того же года «Ресо-Лизинг» уведомил его о расторжении соглашений. По условиям сделок он был вправе так поступить, если лизингополучатель два и более раза нарушил условия оплаты.

В апреле 2020-го «Ресо-Лизинг» забрал у экс-контрагента машину, в августе — тягач и продал их «Авторелизу» за 1,2 и 5,8 млн руб. соответственно. Лизингодатель вывел сальдо встречных обязательств (финальный расчет между контрагентами), и по нему разница составила 666 111 руб. Он пришел к выводу, что эта сумма считается неосновательным обогащением «БелИнертСоюза», и обратился в суд, чтобы взыскать деньги.

Три инстанции удовлетворили иск: согласились, что в приоритете цена сделки купли-продажи, а не расчеты оценщика. ВС ошибку исправил и указал, что цена имущества определяется по результатам торгов. В случае продажи активов лизингодатель отвечает за правильность определения начальной продажной цены и соблюдение процедуры аукциона. Если имущество продают другим способом, лизингодатель отвечает за то, чтобы его реализовали по цене, соответствующей рыночному уровню.

Последоговорные последствия

В конце прошлого года до ВС дошел спор между обществом «Европа» и лизинговой компанией «Европлан». Они договорились о покупке двух самосвалов. Прошло меньше года до того, как стороны расторгли соглашение. «Европа» вернула грузовики, а лизинговая компания продала их. Лизингополучатель подсчитал, что с учетом продажи машин и всех платежей по договору «Европлан» получил больше, чем должен был изначально.

«Европа» в суде подсчитала сальдо и потребовала выплатить ей 1,75 млн руб. (дело № А40-156233/2020). В иске заявитель сослался на положения из постановления Пленума ВАС «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга», согласно которым расторжение соглашения не должно нести лизингодателю такие блага, которые поставили бы его в лучшее имущественное положение, чем то, в котором он находился бы при выполнении лизингополучателем договора.

Но три инстанции отказали в иске. Они обратили внимание, что в самом договоре стороны предусмотрели порядок распределения имущественных последствий при условии его досрочного расторжения, и применили их, разрешив спор в пользу «Европлана».

Экономколлегия решения отменила. Суд признал ничтожными любые положения договора лизинга, которые обязывают получателя платить после возврата имущества. Сальдо обязательств нельзя рассчитывать с учетом платежей, которые должны были быть оплачены после расторжения договора лизинга.

По словам экспертов, в этом споре ВС посмотрел шире на вопрос баланса интересов сторон договора лизинга и предложил подход, по которому суды должны оценивать обстоятельства спора. Им необходимо сопоставлять тут и финансовый результат как для одной, так и для другой стороны.

Подсчет неустойки

Общество «ПСБ Лизинг» заключило с «Российской корпорации ракетно-космического приборостроения и информационных систем» договор лизинга программно-аппаратного комплекса. Стоимость товара стороны определили в 406 млн руб. А сам «ПСБ Лизинг» купил имущество у «ТехноСерв АС» за 263 млн руб. Позднее корпорация потребовала от лизингодателя неустойку за нарушение срока передачи устройства (дело № А40-114229/2020). Три инстанции скорректировали размер иска, посчитав неустойку не от цены договора лизинга, а от стоимости соглашения между «ПСБ Лизинг» и «ТехноСерв АС». Получилось меньше, чем изначально просил заявитель, поэтому корпорация обратилась с жалобой в Верховный суд.

В своем определении экономколлегия указала, что приобретение предмета по более низкой цене означает уменьшение размера финансирования, предоставленного лизингополучателю со стороны лизингодателя. Потому в таких случаях необходимо корректировать размер платежей. Иначе лизингополучателю приходится возмещать затраты, которых на самом деле и не возникнет.

15 правил лизинга от Президиума ВС

В октябре 2021-го Верховный суд опубликовал тематический обзор, посвященный договору лизинга. В нем сразу 39 пунктов — это большой объем для Обзора, посвященного одной теме. ВС прошелся по важным вопросам: например, разрешил не заключать отдельный договор купли-продажи и ограничиваться только лизинговым соглашением. А еще судьи пояснили, как считать сроки исковой давности, и рассказали о случаях, когда суд не должен изымать предмет лизинга.

Обратите внимание

Как решать проблемные вопросы по лизинговым делам, рассказал Верховный суд в тематическом Обзоре, где он ищет баланс интересов всех сторон договора. В частности, лизингодатель не отвечает за невозможность использования предмета лизинга, который был приобретен у выбранного лизингополучателем продавца. В то же время, если лизингодатель не помогает связаться с продавцом в случае существенных неустранимых недостатков предмета, это позволяет контрагенту требовать расторжения договора.

Одного договора достаточно

Лизингодателю и лизингополучателю не нужно заключать отдельный договор купли-продажи. Ведь договор выкупного лизинга по общему правилу и так подразумевает переход права собственности на предмет лизинга в случае уплаты лизингополучателем всех платежей (п. 4 Обзора).

Об ответственности лизингодателя

По общем правилу лизингодатель не отвечает за невозможность использования предмета лизинга, который был приобретен у выбранного лизингополучателем продавца. Лизингополучатель все равно должен платить, хотя может предъявить продавцу требования, связанные с ненадлежащим исполнением им договора (п. 6 Обзора).

Но иногда лизингодатель все же отвечает перед лизингополучателем за убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства продавцом — даже тем, которого выбрал сам лизингополучатель. Такое происходит в случаях, когда продавец не передал предмет лизинга или передал с недостатками по обстоятельствам, которые зависели от лизингодателя, не проявившего должную осмотрительность (п. 7 Обзора).

Отказ в содействии

Лизингополучатель обнаружил существенные неустранимые недостатки предмета лизинга. Он хочет предъявить требования к продавцу, но для этого ему нужна помощь лизингодателя. Если лизингодатель уклоняется от содействия, то это может быть признано существенным нарушением договора лизинга. Лизингополучатель вправе потребовать расторжения договора (п. 8 Обзора).

Возврат денег

Бывает так, что лизингодатель заплатил за имущество для лизингополучателя, а продавец договор не исполнил и лизинг не состоялся. Тогда лизингодатель может одновременно потребовать свои деньги и от продавца, и от лизингополучателя, считает ВС. Ведь они солидарные кредиторы в совпадающей части (п. 11 Обзора).

Компенсация убытков

Лизингодатель обязан компенсировать убытки лизингополучателя, если незаконно расторг договор или неправомерно забрал предмет лизинга. То, что лизингополучатель сначала вернул предмет лизинга, а потом пошел судиться, ни на что не влияет. Важно, что лизингодатель отказался от договора неправомерно, объясняет ВС. Претендовать можно и на компенсацию упущенной выгоды, напоминает суд (п. 12 Обзора).

Не отдавать

В п. 13 Обзора ВС разъяснил, когда суд не обязан изымать предмет лизинга:

— лизингополучатель нарушал договор только незначительно;

— размер задолженности явно меньше стоимости предмета лизинга;

— изъятие приведет к значительным имущественным потерям лизингополучателя.

Когда растет неустойка

Если лизингодатель в одностороннем порядке отказался от договора и забрал свою вещь, неустойка начисляется дальше, отметил ВС в п. 16 Обзора. Она перестанет увеличиваться только тогда, когда контрагент исполнит свое обязательство — вернет деньги лизингодателю.

Рыночная цена

Если предмет лизинга ушел с торгов, его цена считается рыночной. Лизингополучатель может опровергнуть это, если докажет, что порядок проведения торгов нарушен. К примеру, можно сослаться на непрозрачные условия, отсутствие гласности и ограничение доступа к участию в торгах, рассказал ВС в п. 19 Обзора.

Об исковой давности

Если договор расторгли, срок исковой давности нужно считать со дня продажи предмета лизинга. ВС отметил, что если лизингодатель не сообщил о реализации, то срок будет отсчитываться с момента, когда второй стороне стало об этом известно (п. 23 Обзора).

Недействительные условия

Заключая договор лизинга, стороны предусмотрели условие: «Даже если получатель досрочно вернет все деньги или договор расторгнут, то он обязан будет погасить все будущие платежи по графику». Такое условие противоречит закону и является ничтожным, указал ВС. Иначе выходило бы, что лизинговая компания извлекает двойную выгоду (п. 26 Обзора).

Другая компания передала предпринимателю в лизинг несколько машин. В договоре они указали, что к отношениям сторон применяются «Общие условия лизинга», которые разработала компания. В них был пункт, что при расторжении договора лизингополучатель отказывается от получения сальдо встречных предоставлений. ВС указал, что такое навязанное условие, которое ставит лизингодателя в более выгодное положение при расторжении договора, можно признать ничтожным (п. 28 Обзора).

Курс растет

В договор можно внести условие, что лизингодатель пересматривает размер платежей в зависимости от курса валют. Но только в случае, если стороны сразу определили, в каких пределах их можно изменять (п. 29 Обзора).

Игнорирование страховки

Если лизингодатель отказывается или уклоняется от получения страхового возмещения, то лизингополучатель может потребовать уступить ему соответствующее право требования. Если лизингодатель не сделает этого в разумный срок или вовсе откажется, то лизингополучатель вправе приостановить внесение платежей (п. 31).

Обанкротившийся лизингополучатель

Если лизингополучатель обанкротился, то лизингодатель может изъять предмет лизинга в связи с досрочным расторжением договора в общем исковом производстве (п. 33).

Лизинг без предпочтения

Если лизингополучатель-банкрот продолжает платить лизингодателю, чтобы выкупить вещь, это не обязательно сделка с предпочтением, указал ВС в п. 34 Обзора. Ведь имущество попадет в конкурсную массу. А лизингодатель — собственник предмета лизинга, поэтому он может получить деньги за нее в обход обычного порядка удовлетворения требований кредиторов.

Как определить имущественный вред

Соглашение о передаче лизингополучателем прав и обязанностей по договору оспаривают как причиняющее вред кредиторам. ВС указал, что факт причинения вреда можно установить из соотношения коммерческой ценности договорной позиции предыдущего лизингополучателя и размером встречного предоставления нового (п. 38 Обзора).

Вопросам о несостоятельности в Обзоре посвящен целый раздел. Доцент Российской школы частного права, председатель банкротного клуба Олег Зайцев назвал день выхода нового тематического Обзора ВС «грустным для банкротного права». По его мнению, в оОбзоре реализована идея, что «лизингодатель не подчиняется банкротному праву и свободен от учета интересов должника и его кредиторов».


Читать оригинал

Автор: Vika