Налоговые долги… в наследство. Как ФНС усопшего банкротила

Налоговые долги… в наследство. Как ФНС усопшего банкротила

ВС рассмотрел спор между наследниками и ФНС, которая взыскивала налоги за активы умершего, переданные в конкурсную массу.

Человека порой признают финансово несостоятельным даже после смерти. Тогда в конкурсную массу включают его наследство. Имущество могут забрать у наследника, который пользовался им уже несколько лет, — это нужно, чтобы рассчитаться с кредиторами.

А вот личными активами по долгам наследодателя отвечать не придется. Но только если получится отделить их от наследства.

Банкрот после смерти

Согласно ст. 223.1 закона «О банкротстве» («Условия и порядок банкротства гражданина в случае его смерти») человека могут признать банкротом даже после смерти. В таком случае процедура идет по стандартным правилам, отметил Верховный суд в деле № А40-25142/2017. В одно банкротное дело собирают все долги и имущество, вошедшее в наследство должника, включая активы, которые уже получили наследники.

Юристы, опрошенные «ПРАВО.ru». подчеркивают, что между банкротством живого и умершего человека все-таки есть различия. Второе обойдется дороже, поскольку в состав текущих платежей первой очереди включат расходы на оплату нотариальных услуг и охрану наследства.

А еще не всегда кредитор может инициировать дело о банкротстве умершего: отказ будет, если суд установит, что наследственной массы хватает для выплаты долгов (дело № А33-30433/2020).

Наследники не вправе уклониться от исполнения обязательств наследодателя в пределах своей доли. Так, в деле № А54-3435/2019 финансовый управляющий принудительно истребовал авто у наследников банкрота.

Придется отвечать и по долгам, которые возникли из субсидиарной ответственности. Кредиторы могут предъявлять требования как к наследникам, так и к наследственной массе (дело № А04-7886/2016).

Обратите внимание

Чтобы избавиться от этих рисков, наследство можно не принимать. Если досталось жилье, то его, как единственное, можно попробовать исключить из конкурсной массы.

В остальных случаях наследник обязан сообщить финансовому управляющему всю необходимую информацию о принятии наследства и составе имущества (п. 9 ст. 213.9 закона «О банкротстве»).

При этом можно запрашивать описи, результаты оценки и реализации конкурсной массы, заключать мировое соглашение, участвовать в собрании и пользоваться другими правами наследодателя в рамках банкротного дела (п. 4 ст. 223.1 закона «О банкротстве»).

Личное имущество наследников, которое принадлежало им до банкротства, не попадет в конкурсную массу. Бывают проблемы с разграничением активов — тех, что достались по наследству, и тех, что всегда принадлежали наследнику.

Если унаследованное и личное имущество (например, деньги на счете) будут смешаны, то кредиторы могут подать заявление о банкротстве самих наследников. ВС пока не выработал разъяснения о разделении активов. На практике это приводит к разным подходам нижестоящих судов.

Банкротится наследство, а не наследник

Дело о банкротстве после смерти рассматривал ВС. Так, в июле 2014 года умер Николай Смирнов, его наследниками стали Ольга Рысина (1/4 доли), Марина Прошкина и Сергей Прокофьев (по 3/8 доли за каждым). Рысина получила пять участков, а Прошкина — один. Еще им досталось несколько нежилых строений на праве общей собственности. В 2017 году суд признал Смирнова банкротом и все его имущество включил в конкурсную массу.

В 2019 году ФНС направила Рысиной и Прошкиной уведомления на уплату земельного налога и налога на имущество физлиц за 2018 год.

Требование касалось недвижимости, которая досталась по наследству, но потом вошло в конкурсную массу.

Поэтому Рысина с Прошкиной добровольно деньги не заплатили, а ФНС обратилась в Центральный райсуд Челябинска (дело № 2а-3996/2020).

Обратите внимание

Передав наследство в конкурсную массу, наследник утрачивает права на пользование и распоряжение этим имуществом. При таких обстоятельствах на него нельзя возлагать налоговое бремя собственника за период рассмотрения судом дела о банкротстве. Остался вопрос, будут ли требования налоговой включены в реестр. Формально восстановление срока на включение в реестр допускается, но подход судов по этому вопросу достаточно консервативен.

Здесь ведомство взыскивало 61 628 руб. с Рысиной и 72 619 руб. с Прошкиной (в эти суммы вошли налоги на имущество физлиц, земельные налоги, взносы на ОМС и пенсионное страхование, пени).

Судья указала, что недвижимость, на которую ФНС начислил налог, ушла ответчикам по наследству. Но потом умершего признали банкротом и включили имущество в конкурсную массу, поэтому все требования относительно него можно предъявлять только в конкурсном производстве.

При этом суд посчитал справедливым требование ФНС к Рысиной об уплате взносов на ОМС и пенсионное страхование.

Ответчик самостоятельно подала декларацию, а ведомство направило ей уведомление об уплате налогов. Но деньги так и не поступили. В итоге судья взыскала с Рысиной 3505 руб., а в остальной части отказала в иске.

Налоговая с такими выводами не согласилась и обжаловала их в Челябинском облсуде (дело № 11а-7434/2021). При этом ФНС частично отказалась от требований к Рысиной, теперь с нее взыскивали не 72 619 руб., а 67 326 руб. Судья посчитала, что включение недвижимости в конкурсную массу не отменяет обязанности наследников как собственников имущества нести расходы по его содержанию, включая уплату налогов.

Обратите внимание

Этот спор ФНС и наследников относительно «отделившейся» наследственной массы можно назвать уникальным, считают юристы. И отмечают, что решение ВС может стать ориентиром для формирования практики о взыскании текущей задолженности по налоговым платежам с наследников при банкротстве наследодателя.

Суд принял отказ ФНС от требований и в этой части прекратил производство по делу. В остальном судья отменила решение первой инстанции и приняла новое. С Рысиной взыскали 48 876 руб., а с Прошкиной — 61 454 руб. налогов и пеней.

Суд нашел ошибки в расчетах налоговой, поэтому уменьшил суммы. А во взыскании взносов на ОМС и пенсионное страхование было отказано.

Это решение «засилил» Седьмой кассационный суд общей юрисдикции, поэтому Рысина написала жалобу в ВС.

Обратите внимание

Тройка судей отметила: если человека признали банкротом после смерти, то в конкурсную массу включается его наследство (дело № 48-КАД22-6-К7). В таких случаях банкротится именно наследство, а наследники привлекаются как заинтересованные лица и должниками не становятся (Постановление Пленума ВС от 23.12.2021 № 45).

Налоги, которые ФНС взыскивает с Рысиной и Прошкиной, — текущие платежи (п. 1 и п. 2 ст. 5 закона «О банкротстве»). Они возникли в 2018 году, через год после признания наследодателя банкротом. Поэтому подлежат удовлетворению вне очереди за счет конкурсной массы.

Следует иметь в виду, что по п. 10 ст. 223.1 закона «О банкротстве» («Условия и порядок банкротства гражданина в случае его смерти») после завершения расчетов с кредиторами умерший банкрот освобождается от дальнейших требований.

А определение о завершении реализации имущества Смирнова нельзя пересматривать (дело № А76-15468/2016). Поэтому нет и оснований для взыскания налогов.

В итоге ВС отменил определения апелляционной и кассационной инстанций в части взыскания с Рысиной и Прошкиной налогов и отправил дело на новое рассмотрение в Челябинский облсуд (дело № 11а-11943/2022). Судья оставила в силе акт первой инстанции. Рысиной придется уплатить лишь 3505 руб.


Читать оригинал

Автор: Proff